Атаман Барбоша — Герой Волжской Вольницы

Дата . Категория В память, История, Народная культура, О человеке, Память, Статьи

По крутым берегам, вдоль Яика реки,
Видны здесь, видны там, казаки, казаки…
Все-то вольный народ, всюду сабли стучат,
Нет печали, заботь, всюду песни звучать.
Здесь и там тумаки, черный волос до плеч,
И шумят казаки и свободна их речь. (казачья народная песня)

Сегодня в среде т.н. “неоказачества”, преимущественно осознанно исполняющего функции защиты стабильности олигархическо-плутократического вороватого режима, занятого последние 20 лет почти открытым и нещадным грабежом населения и природных богатств, бытует мнение о ряде крайне важных и авторитетных для становления исторического казачества персоналий, как о “босяках”, “предателях” и “голодранцах”, в противовес “настоящим”, в их понимании казакам. Так, например, в разговорах с новоявленными ЧОПовцами-казаками, которые по совместительству с важным видом за смешные подачки от государства выполняют грязную работу вместо полицаев, товарищи Разин и Булавин стали предателями, кои командовали голодранцами и “голью”, Пугачёв и Некрасов, вестимо, стали национал-предателями, Запорожская Сечь, практиковавшая в позднее средневековье анархо-синдикализм на периферии царизма стало дьявольским местом, а любые казаки, выступавшие против угнетения и рабства при царизме, стали клеймиться враги казачества в целом. В противовес ставятся казаки, которые пошли по пути соглашательства и приспособленчества с увеличивающей силу и влияние короной московского царя – упавшие ему в ноги и ставшие лизать грязь с его сапог за сословные привилегии и деньги, они пошли на службу к врагу народной свободы, державшему почти всё население в рабстве. Именно эти казаки за награду и барские объедки предали по сути идеалы народной Вольницы, из которой и тянутся их корни, став на охранительные позиции и начав выполнять карательные внутригосударственные функции – отлов и наказание беглых крестьян (из которых ранее и формировалось казачество), подавление и уничтожение революционных элементов и просто бунтующих от голода и тирании людей.

Причины и результат этой апологетики проследить нетрудно для человека, обладающего хоть толикой критического мышления. Приспособленцы от казачества, ставшие за привилегии на службу к государству, во вражде с которым выросло и развивалось казачество(даже во вражде не с отдельным государством и государственной машиной вцелом), проводили при полной финансовой и правовой поддержке государства внутреннюю чистку от всех нелояльных царю и императору кадров и влияний, в том числе не только физическую, но и идеологическую, результатом которой стало превращение казачества из сообщества, формировавшего народные вольницы и распространявшего идеи свободы, самоуправления и военной демократии, в полностью подконтрольную государственной машине структуру, выполняющую карательные и охранительные функции, вплоть до самых нелепых, в которых полиции просто лень марать руки – надув щеки ходить аналогом советских дружинников по улицам за 200р в час или ловить нелегалов. Это та обыкновенная практика для “стерилизации” определенных стратов общества, нелояльного к режиму. Так, в более недавнее время, например, в результате “сучьей войны”, после второй мировой, руками лагерных воров-приспособленцев, пошедших во время военных действий и после на соглашательство с советской властью взамен на привилегии, уничтожила страт воров, живущих по “старым” понятиям, запрещавшим любое сотрудничество с лагерной администрацией и государством. В результате этого современный российский организованный криминалитет, намертво сросся со всеми ветвями власти до степени смешения, и не только не имеет “предрассудков” исторических воровских понятий, при которых “западло” якшаться с правоохранителями и чиновниками, но наоборот – криминалитет стал их защитой и реакционной силой, защищающей государственный режим и его интересы, причём даже и за рубежом.

Теперь же, перейдем от преамбулы к сути – расскажем читателям про одного из настоящих, мятежных казаков. По неофициальным данным родился наш герой в 1544 году. Первые упоминания Атамана Богдана Барбоши относятся к 1580 году когда он стал известен благодаря своему участию во многих боевых походах волжских казаков на столицу «ногайской орды» — преемницу «золотой». По воспоминанию современников Барбоша был человек с необыкновенно сильным и цельным характером. Он являлся один из немногих атаманов яицких казаков, который ни на полшажка не отступил от казачьих позиций. Он никогда не служил царям, купцам и воеводам. Он только спасал полон — людей, угнанных в рабство в Хиву, Бухару, Коканд. 

Вот что по поводу деятельности отрядов Богдана рассказывает Михаил Толкач, самарский писатель, заслуженный работник культуры РФ:

— Жигулёвская вольница, к которой историки относят и атамана Барбошу, — это разбойники, беглецы от помещиков или преступники из центральной России, скрывавшиеся на Волге. В приказных документах тех лет Барбоша упоминается как участник ограбления ногайского посольства на Волге. А как налётчик на кочевья степняков однажды даже вызвал обращение мирз к русскому царю. Во времена расцвета разбойничьих налётов на суда, ходившие по реке с купеческими и казёнными грузами, Богдан Барбоша основал свой лагерь на высоком берегу Волги, откуда выглядывал добычу, грабил и убивал и владельцев, и охрану.

В 1582 году на большом казачьем круге, состоявшемся на Яике на так называемой теперь «барбошеной поляне» в среде казаков произошёл исторический раскол в результате которого  ватага волжского атамана отвергла как щедрые посулы частных промышленников Строгановых, так и приглашения идти внаём, на сытую службу, от царских чиновников которые уговаривали казаков отправится с Ермаком на Каму (на «взятие Сибири»), но желая оставаться вольным казаком Богдан ответил , что никогда царям не служил, а уж их приказчикам Строгановым и подавно служить не будет.

После раскола Богдан ушёл на Яик, прямо в Ногайскую степь — основывать Кош-Яицкую крепость (ныне район Курени г. Уральска). Подошедшие позже Матвей Мещеряк «со товарищи» хоть и были более многочисленны, но явились, так сказать, уже на готовое. Да, без них Барбошиной ватаге против Орды было бы не выстоять, но без него они, наверное, сюда бы и вовсе не пришли — если бы не заложенная Барбошей ещё в 1584 крепость, ставшей на пути ордынских набегов, грабивших славянские сёла и уводивших мирян в плен.

При этом Богдан Барбоша никогда не желал служить российскому царю, отстаивая самостоятельность казачества. К царской власти вольный атаман Барбоша относился с явным недоверием. Так, в 1586 году он не поверил царской грамоте, присланной на Яик и приглашавшей казаков на войну с крымскими татарами. В результате чего уже на следующий год близкий боевой товарищ Богдана — Матвей Мещеряк с четырьмя казаками были повешены на центральной площади Самары. Судя по всему, казнены они были за нежелание подчиняться царской и купеческой власти.

В отместку за это казаки Богдана начали серию нападений на купеческие, царские и посольские суда на Волге. Во времена расцвета разбойничьих налетов на суда, ходившие по реке с купеческими и казёнными грузами, казаки выслеживали добычу, грабили и убивал всех, кто был на судне — и владельцев, и охрану. Вообще, казаки, находившиеся в его подчинении, были безжалостны по отношению ко всем, кто был на царской службе. По словам царских чиновников, казаков, участвовавших в этих набегах, было около четырех сотен, не признававших власти ни орды, ни царя, признававшей лишь власть своего казачьего Круга, и такого ожесточения с их стороны до сей поры не было. После перманентной войны с ордынцами, Богдан два года сражался с укрепляющей свои позиции московской властью.

Впрочем, были у атамана и его сподвижников и другие занятия, кроме грабительских набегов. 
«В Сокольих горах они занимались звероловством, — рассказывает писатель и краевед Евгений Бажанов. — Многие были заняты на сезонной работе, добывая рыбу и икру и доставляя ее перекупщикам. Согласно летописям, казаки поставляли на рынок более 50 тысяч белуг и осетров, а также около 7 тысяч пудов икры ежегодно. Так что барбошинцы были не только воинственными, но и трудолюбивыми людьми. И, очевидно, они очень хорошо зарабатывали». 

Но грабительские набеги «воровских» казаков на волжские суда были для российского государства настоящей «головной болью». По царскому указу была снаряжена специальная карательная экспедиция, которая занималась поимкой Богдана Барбоши и его сподвижников. В конце концов, их схватили и привезли в Москву. В 1588 году Богдан Барбоша был казнен на одной из торговых площадей Москвы. 

Атаману было всего 44 года, когда его казнили. Нет, на сей раз не в Самаре. Удостоили: казнили в Москве на Болотной площади. Ныне, “деятелями культуры” и неоказачеством, занимающегося всё тем же лизанием барских сапог, такая фигура, как атаман Богдан, описываются исключительно как вор и разбойник, но история прекрасно показывает, что война с купцами, государственными чинами, ордынскими налётчиками и царизмом – это не война против народа, а, по-сути, борьба за казачью самобытность и народное самоуправление.

Вечная память и слава герою сопротивления!

 

comrade_ns

товарищ Брон

Знания принадлежат всему человечеству. Пожалуйста, при использовании материалов ссылайтесь на авторов.

Яндекс.Метрика