Молодые сердца: Степан Балмашев

Дата . Категория Мнение, Память

Мы предлагаем вам на обозрение публикацию о неравнодушном студенте, социал-революционере и народном герое Степане Балмашеве.

Наш народ дал свету немало известных бунтарей, народных мстителей, русских революционеров. С жизненным путём одного из них, Степана Балмашёва – молодого боевика-эсера, организатора студенческих протестов и руководителя революционного кружка, мы решили познакомить своих читателей. Так как его жизненный путь, рано, но благородно оборвавшийся в руках сатрапов царизма, мужество, несгибаемая воля в борьбе за справедливость и народное освобождение, революционная борьба, ставшая его жизненной стезёй, может и должна служить примером для многих тысяч его ровесников и в нынешнее время. Народ должен знать своих героев.

balmashev

Родился Степан в Архангельске в 1882 в семье политического ссыльного, народника, Валериана Александровича. Под влиянием семьи, рано приобщается к общественной жизни. В 1900 будущий революционер поступает в Киевский университет в момент подъема студенческого движения и сразу же принимает в нем самое активное участие. На студенческие волнения правительство отвечает постановлением в конце 1900 о сдаче в солдаты 183 киевских студентов, в том числе и Степана. В конце января 1901 его, как одного из руководителей студенческой забастовки протеста, арестуют и после 3 месяцев тюремного заключения отправляют под надзор военного начальства. К осени 1901, вследствие нового правительственного курса «сердечного попечения», освобождается от военной службы и уезжает в Харьков, где рассчитывает поступить в университет. Ввиду его «неблагонадежности», в приеме ему отказывают, но Степан пробыв здесь месяц, успевает завязать связи с местными революционными организациями и начинает вести рабочие кружки социал-революционной направленности. Из Харькова позже он возвращается в Киев, где вопреки его ожиданиям, его снова принимают в университет. Позже он возглавил кружок «Киевский союз социалистов», сблизился с эсерами и вступил в их боевую организацию.

Новый курс правительства заканчивается «временными правилами» министра народного просвещения Ванновского, вызвавшими новую волну студенческого движения, которое, под влиянием роста рабочего движения, принимает резко-противоправительственный характер. Начинается дикий разгул репрессии — массовые аресты студенчества, отдача в солдаты, ссылка в Сибирь. Студенчество, в лице молодого русского революционера Степана, отвечает репрессиям и имперским сатрапам выстрелом в министра внутренних дел Сипягина.

2 апреля 1902 года, в час дня, Балмашёв, одетый в адъютантскую форму, приехал в Мариинский дворец, где должен был находиться министр внутренних дел Сипягин, и узнав, что министр ещё не прибыл туда, заявил швейцару, что, имея поручение к министру, он приедет ещё раз. Через несколько минут Балмашёв вернулся, а почти вслед за ним вошёл и министр. Балмашёв подошёл к последнему и со словами, что привёз пакет с бумагами от великого князя Сергея Александровича, произвёл в Сипягина несколько выстрелов, причинив смертельные раны, от которых министр через час скончался.

На допросе Степан заявил: «Террористический способ борьбы я считаю бесчеловечным и жестоким, но он является неизбежным при современном режиме» — и от всяких других показаний отказался. Военный суд приговорил его к смертной казни через повешение. Товарищ министра внутренних дел Дурного и директор департамента полиции Зволянский убеждали Балмашёва подать прошение о помиловании, уверяя его, что в таком случае казни не будет, но тот отказался. Тогда с той же целью был послан к нему священник Петров. На все уговоры последнего, как это впоследствии рассказал сам Петров, осуждённый отвечал, что «должен идти на казнь, иначе подача прошения поселит раздор в партии; одни будут обвинять его, другие — защищать и много сил потратят на такое ничтожное дело, смерть же его объединит всех» Повешен в Шлиссельсбургской крепости 3 (16) мая 1902.

Убийство Сипягина встретило сочувственный отклик не только в буржуазно-либеральных кругах, нашедших в нем исход своему оппозиционному настроению против самодержавия, которое они не имели смелости громко проявить, но и кругах народных масс. В связи с террористическим актом Александра Балмашёва возникла полемика среди эсеров по вопросу о принадлежности Балмашёва к партии социалистов-революционеров, и по существу вопроса о мотивации его акта народного возмездия. Боевая организация эсеров утверждала, что он выполнял её поручение, но некоторые печатные издания утверждали, что он был народным революционером, но действовал как представитель репрессируемого студенчества.

В заключении считаем необходимым привести ссылку на то, как поступок революционера Балмашёва был освещен в кругах социалистов-революционеров. По этому поводу в эсеровском журнале “Революционная Россия” (декабрь 1902 г., #14) в одной корреспонденции из Киева говорится следующее: “Союзный Совет выпустил к этому дню большое прекрасно составленное воззвание “Памяти С. В. Балмашева 3 мая – 3 ноября”. Дав краткий обзор возникновения террористической борьбы “Народной Воли” и охарактеризовав политическое положение России перед смертью Сипягина, прокламация заканчивается следующими словами:

“Что делать? что делать?” Все настойчивее возникал вопрос. Стало очевидно, что жизнь невозможна без борьбы решительной и упорной, борьбы не на живот, а на смерть с проклятым царизмом. В части революционного общества все настойчивее стала высказываться мысль о необходимости террористической борьбы с правительством. Партия социалистов-революционеров, признающая наряду с другими средствами борьбы террор, решила выделить из себя “боевую организацию”, которая занялась бы устранением наиболее вредных представителей правительства. Понятно, что выбор “боевой организации” остановился прежде всего на Сипягине. Вся русская жизнь последних лет представляла сплошной обвинительный акт этому тупому жестокому временщику, и вот на долю нашего товарища, вступившего членом в “боевую организацию” выпало убить Сипягина. Всем известно, как дерзновенно смело, как геройски блестяще исполнил это Степан. Его поведение во время самого акта, месячного ожидания смерти, во время суда и во время казни вызвало удивление у его палачей”. “и в душе холодных, равнодушных, даже в их душе эта жертва должна вызвать поклонение герою, ненависть к тиранам, а для нас – сознательных борцов – его великий образ навсегда останется предметом самой широкой любви, самого глубокого благоговения. Над его безвременной, безвестной нам могилой много жгучих затаенных рыданий раздалось. Много страстных проклятий послышалось. Много явится новых борцов за политическую и экономическую свободу России”.

Товарищ Брон.

Tags: , ,

Знания принадлежат всему человечеству. Пожалуйста, при использовании материалов ссылайтесь на авторов.

Яндекс.Метрика