Русский народник Пётр Ткачёв

Дата . Категория Мнение, Память

Родом из небогатой помещичьей семьи. Поступил на юридический факультет Петербургского университета, но вскоре был привлечён к одному из политических дел за участие в студенческих беспорядках и отсидел несколько месяцев в Петропавловской крепости, сначала в виде ареста подследственного, потом по приговору Сената. Когда университет был вновь открыт, Ткачёв, не поступая в число студентов, выдержал экзамен на учёную степень (1868).

Писать Ткачёв начал очень рано. Первая его статья («О суде по преступлениям против законов печати») была напечатана в № 6 журнала «Время» за 1862 год. Вслед за тем во «Времени» и в «Эпохе» помещено было в 1862—64 годах ещё несколько статей Ткачёва по разным вопросам, касавшимся судебной реформы. В 1863 и 1864 годах Ткачёв писал также в «Библиотеке для чтения» П. Д. Боборыкина; здесь были помещены первые «статистические этюды» Ткачёва (преступление и наказание, бедность и благотворительность). В конце 1865 года Ткачёв сошёлся с Г. Е. Благосветловым и стал писать в «Русском слове», а затем в заменившем его «Деле».

За революционную пропаганду среди студенчества подвергался тюремному заключению, постоянно находился под надзором полиции. Во время студенческих волнений в Петербурге в 1868—69 годах вместе с С. Г. Нечаевым возглавлял радикальное меньшинство. Весной 1869 года он был вновь арестован и в июле 1871 года приговорён С.-Петербургской судебной палатой к 1 году и 4 месяцам тюрьмы. По отбытии наказания Ткачёв был выслан на родину, в Великие Луки, откуда вскоре эмигрировал за границу.

В эмиграции сотрудничал с журналом «Вперёд!», примкнул к группе польско-русских эмигрантов, после разрыва с П. Л. Лавровым начал издавать журнал «Набат» (1875—81), совместно с К. М. Турским был одним из создателей «Общества народного освобождения» (1877), деятельность которого в России была незначительна. В середине 1870-х гг. сблизился с французскими бланкистами, сотрудничал в их газете «Ni dieu, ni maitre» («Ни бога, ни господина»). Политические свои воззрения Ткачёв развивал в нескольких брошюрах, изданных им за границей, и в журнале «Набат», выходившем под его редакцией в Женеве в 1875—76 гг.

К практической деятельности, во имя идеала «общественного равносилия» Ткачёв звал «людей будущего»:

В настоящее время все люди равноправны, но не все равносильны, то есть не все одарены одинаковой возможностью приводить свои интересы в равновесие — отсюда борьба и анархия… Поставьте всех в одинаковые условия по отношению к развитию и материальному обеспечению, и вы дадите всем действительную фактическую равноправность, а не мнимую, фиктивную которую изобрели схоластики-юристы с нарочитой целью морочить невежд и обманывать простаков.— Русское слово. — 1865. — № XI, II отд. — С. 36—37

Достижение социального идеала или, по крайней мере, коренное изменение к лучшему экономического строя общества должно было составить, по его воззрениям, задачу сознательной общественной деятельности.  Перед идеей общего блага, которая должна служить руководящим началом поведения людей будущего, отступают на задний план все положения отвлечённой морали и справедливости, все требования кодекса нравственности, принятого буржуазной толпой.:

«Нравственные правила установлены для пользы общежития, и потому соблюдение их обязательно для каждого. Но нравственное правило, как все житейское, имеет характер относительный, и важность его определяется важностью того интереса, для охраны которого оно создано… Не все нравственные правила равны между собой», и притом «не только различные правила могут быть различны по своей важности, но даже важность одного и того же правила, в различных случаях его применения, может видоизменяться до бесконечности». При столкновении нравственных правил неодинаковой важности и социальной полезности не колеблясь следует отдавать предпочтение более важному перед менее важным. Этот выбор должен быть предоставлен каждому; за каждым человеком должно быть признано «право относиться к предписаниям нравственного закона, при каждом частном случае его применения, не догматически а критически»; иначе «наша мораль ничем не будет отличаться от морали фарисеев, восставших на Учителя за то, что он в день субботний занимался врачеванием больных и поучением народа»

—Люди будущего и герои мещанства // Дело. — 1868. — № 3.).

Воззрения Ткачёва сложились под влиянием демократической и социалистической идеологии 50—60-х годов XIX века. Ткачёв отвергал идею «самобытности» русского общественного строя и утверждал, что пореформенное развитие страны совершается в сторону капитализма. Считал, что предотвратить победу капитализма можно лишь заменив буржуазно-экономический принцип социалистическим. Как и все народники, Ткачёв связывал надежду на социалистическое будущее России с крестьянством, коммунистическим «по инстинкту, по традиции», проникнутым «принципами общинного владения». Но, в отличие от других народников, Ткачёв полагал, что крестьянство в силу своей пассивности и темноты неспособно самостоятельно совершить социальную революцию, а община может стать «ячейкой социализма» лишь после того, как будет уничтожен существующий государственный и социальный строй. В противовес господствовавшему в революционном движении аполитизму Ткачёв развивал идею политической революции как первого шага к революции социальной. Он считал, что создание тайной централизованной и законспирированной революционной организации является важнейшей гарантией успеха политической революции.

Революционеры-народники конца 1860 — начала 1870-х годов, отрицавшие политическую революцию во имя социальной, отвергали доктрину Ткачёва. Лишь в конце 1870-х годов логика исторического процесса привела народовольцев к прямому политическому выступлению против самодержавия.

Приводим читателям одно из стихотворений Петра Ткачёва:

«ДВИЖЕНИЕ ВПЕРЕД

Европа вновь пришла в движенье,
Из края в край пронеся крик:
«Пришла пора освобожденья!
Настал свободы жданый миг!»

— На юге поднялись народы! — 
И эту радостную весть
Адриатические воды
Спешат по всем краям разнесть.

И южный вихрь огонь восстания
По всей Европе разметал,
Везде пробудилось сознание!
Раб смело голову поднял!

Италия восстала 
На иго чуждых ей властей 
И пред Европой развенчала 
Своих презренных королей!

3а ней как бы по мановенью 
Чьего-то чудного жезла 
Пришли народы все в волненье
И требуют свои права!

Довольно уж Европе пресмыкаться 
Пред самовластием царей!
Не будет больше раздаваться 
Бряцанье мрачное цепей!

Довольно, чаша роковая
Европой выпита до дна,
И кровь, повинно пролитая,
Как жертва, небом принята!
Довольно, кончен путь терновый,
Путь деспотизма, путь рабства!
Пора уж жить — жить жизнью новой. 
Пора воспрянуть ото сна.

Довольно царили тираны!
Восстань, отмсти за свой позор,
Пусть эти цепи, эти раны 
Да будут пусть тебе в укор!

И на всеобщее восстанье 
Глядят, бледнея, короли.
— Что это, неужель сознанье?
Не увлечение толпы?

Нет, увлекаются народы,
Идут неправильной стезей.
Бегут за призраком свободы,
3а неосмысленной мечтой!

Нет, освященная веками, 
Всевышним данная нам власть,
Пред непокорными рабами
Она ужели может пасть!

А между тем огонь священный
Все раздувается сильней,
И уж на север отдаленный
Блеснул он искрою своей!

И там началось пробужденье — 
Святой свободы смелый клич,
Всеобщий клич — клич избавленья
И там нашел себо отклик!

И короли в недоумении,
Не знают, что теперь начать, 
Прошло к толпе прозренье,
Ее уж стали уважать!

Пусть пред волею народной 
Теперь склоняются цари,
И против воли клик свободный 
За всеми вторят и они.

А тайно яд приготовляют,
Впотьмах кинжал точить спешат,
Того убьют, тех подкупают,
А там оковы золотят!

Ужель поддашься ты обману,
Но раз обманутый народ?
Ужель оставишь трон тирану,
А сам наденешь кандалы?

Ужели мало было испытанья? 
Ужели мало ты страдал?
Ужели спит в тебе сознанье?
Иди вперед! Ведь ты уж встал!

Иди, разбей свои кумиры,
Взгляни — пора открыть глаза, — 
Они достойны ли порфиры,
Достойны ль царского венца?»

-25 декабря 1860 г.

 

Товарищ Брон

Tags: ,

Знания принадлежат всему человечеству. Пожалуйста, при использовании материалов ссылайтесь на авторов.

Яндекс.Метрика