«Салават – норма башкирской идентичности»

Дата . Категория Мнение, Память

Настоящей публикацией мы открываем серию очерков, посвящённых революционному опыту коренных народов России. К сожалению, данная тема часто несправедливо воспринимается как «провинциальная»: о традициях освободительной борьбы народов, с которыми русские веками проживают на общей земле, вспоминают редко. Но идеалы свободы и справедливости всегда сближали людей, принадлежащих к разным культурам и говорящих на разных языках, объединяли их в борьбе за общее дело, а, значит, однажды несомненно послужат основой общего, вольного, добрососедского будущего.

Салават Юлаев

Салават Юлаев родился в 1752 году в деревне Тикеево Шайтан-Кудеевской волости Уфимской провинции Оренбургской губернии (ныне Салаватский район Башкортостана). Деревня Тикеево до наших дней не сохранилась. В ходе подавления крестьянского восстания, деревню Тикеево, как и многие другие деревни, население которых участвовало в восстании, сожгли карательные отряды императрицы Екатерины.

Салават Юлаев происходил из потомственных тархан (служилые люди, главной обязанностью которых была военная служба – прим. НВ) рода Шайтан-Кудей, в каждом поколении которого были тарханы, муллы, абызы, батыры, возглавлявшие башкирские восстания.

Его отец — старшина Шайтан-Кудейской волости Сибирской дороги Юлай Азналин в 1772 году участвовал в боях с польскими конфедератами в составе трехтысячного отряда башкирской конницы, направленного в Польшу в помощь русской армии. Храбрость и отвага Юлая Азналина была отмечена военной наградой. Юлай Азналин боролся с губернскими чиновниками, которые склоняли башкир к продаже земель для строительства заводов. Его непримиримая борьба с несправедливым расхищением башкирских земель оказала на Салавата Юлаева большое влияние. Отцу Салават был обязан и образованием: он писал на языке тюрки, владел и русским языком, не испытывая трудностей в командовании многонациональными повстанческими отрядами.

В 1768 году Оренбургский губернатор князь Путятин назначил Юлая Азналина старшиной башкирской команды Шайтан-Кудейской волости Сибирской дороги Уфимской провинции. Но вскоре у Юлая купцом Твердышевым, пожалованным в коллежские асессоры, незаконно была отнята земля под Симский завод и деревни, поэтому Юлай Азналин и его девятнадцатилетний сын Салават 11 ноября 1773 года в составе Стерлитамакского башкирско-мишарского карательного корпуса добровольно перешли на сторону повстанцев и встали под знамена Емельяна Пугачёва, подхватив его обещания исполнить многовековые чаяния башкирского народа — вернуть захваченные земли, сохранить религию и возможность жить по своим обычаям.

Когда Салават Юлаев в Бердской крепости предстал перед Пугачёвым, ему было 19 лет. С этого дня и до ареста, 25 ноября 1774 года (всего 1 год и 15 дней) он находился в центре событий Крестьянской войны.

Салават руководил многими ключевыми событиями этой войны. Сохранившиеся документы свидетельствуют о личном участии Салавата Юлаева в более чем двадцати сражениях. Он отличился тем, что взял Симский и Катавский заводы, был разбит под Челябинской крепостью, участвовал в осаде Оренбурга, однако был разбит, сжёг Красноуфимскую крепость. За год с небольшим Салават участвовал в 28 сражениях, 11 из них он провёл самостоятельно, остальные в составе Главного войска Емельяна Пугачёва. Не все 11 самостоятельных сражений с регулярными войсками завершались победой Салавата. Были и поражения, но, в отличие от других предводителей Крестьянской войны, Салават ни разу не допускал полного разгрома своего войска. Ему каждый раз удавалось сохранить основные силы войска, в кратчайший срок восстановить боевые порядки и снова участвовать в сражениях.

Крестьянская война 1773-1775

Салават Юлаев руководил восстанием в Башкортостане до ноября 1774 года. 18 января 1774 со своим отрядом присоединяется к отряду Канзафара Усаева, полковника армии Емельяна Пугачева, и они совместными усилиями штурмуют г. Кунгур. 3 июня 1774 года Пугачёв присваивает Канзафару Усаеву и Салавату Юлаеву чин бригадиров (генералов).

В конце марта — начале апреля 1774 года царским войскам удалось нанести серьёзное поражение основным повстанческим силам под Оренбургом, Уфой, Мензелинском, Кунгуром, Красноуфимском и Челябинском. После поражений, которые нанёс Михельсон, и пленения Пугачева, несмотря на неоднократные требованиям прекратить сопротивление и сдаться, Салават Юлаев продолжил восстание на территории Башкортостана.

25 ноября 1774 года команда поручика В.Лесковского из корпуса генерала Фреймана, подкрепленная конными отрядами мишарских старшин Муксина и Зямгура Абдусалямовых, настигла в горах Каратау Салавата Юлаева с группой оставшихся с ним соратников и после короткой стычки схватила их. В это же время Юлай Азналин принес повинную коллежскому советнику И. Л. Тимашеву и был взят под стражу.

Ещё до ареста, жёны и дети Салавата Юлаева были схвачены и привезены в Уфу в качестве заложников. Одна жена с сыном находилась под караулом у городского коменданта полковника С. С. Мясоедова. Второго сына взял генерал Ф. Ю. Фрейман. Салават Юлаев протестовал против незаконного ареста семьи: «Такого ж указа, чтоб от лишенных жизни семейства отбирать, действительно нет». В связи с этим он просил родственников и друзей обратиться с ходатайством об освобождении жен и детей в губернскую канцелярию, а если и это не поможет, то и в Сенат, «чтоб государевые рабы у подчиненных во услужении не были».

На допросах Салават не выдал никого из своих товарищей, ни на кого не наговаривал, пытаясь облегчить свою участь. После длительного следствия в Уфе, Казани, Москве, Оренбурге и снова в Уфе по приговору от 15 июля 1775 года Салават Юлаев вместе с отцом Юлаем Азналиным был подвергнут наказанию кнутом и клеймению, как «тягчайшим государственным преступникам».

2 октября 1775 года скованные по рукам и ногам Салават Юлаев и его отец на двух подводах под охраной были отправлены на вечную каторгу в балтийскую крепость Рогервик (ныне город Палдиски в Эстонии). Обоз с каторжниками миновал Мензелинск, Казань, Нижний Новгород, Москву, 14 ноября достигли Твери. Затем были Новгород, Псков, Ревель и 29 ноября они добрались до Рогервика.

Балтийский порт, он же Рогервик был основан Петром I. Однако, к тому времени, когда в Рогервике оказались участники башкирского восстания, крепость была практически заброшена. Там оставались только небольшой гарнизон и малое количество арестантов. Салават и Юлай встретили здесь своих соратников по борьбе: пугачёвского полковника И. С. Аристова, полковника Канзафара Усаева и других. Здесь Салават Юлаев и его отец провели остаток своей жизни.

Последнее документальное упоминание о Салавате Юлаеве датируется 1800 годом. До этого времени он пробыл в неволе двадцать пять лет: «В Эстляндское губернское правление от находящегося при Балтийской инвалидной команды майора Дитмара. Находящиеся в моем ведении каторжные невольники 12-ти человек, которые и состоят благополучно. Против прежде поданной таковой же ведомости убыло: Сего месяца 26-го числа помре каторжный неволник Салават Юлаев, о чём сим донесть честь имею». Салават Юлаев умер 8 октября 1800 года, пробыв на каторге почти четверть века.

Ты далёко, отчизна моя!

Я б вернулся в родные края,

В кандалах я, башкиры!

Мне пути заметают снега,

Но весною растают снега,

Я не умер, башкиры!

Салават Юлаев был известен в народе и как поэт-импровизатор. Салават пел в своих песнях о родных уральских просторах, о народе и его древних обычаях, о священной вере предков. Соединение в нём таланта поэта и певца с воинской доблестью и даром полководца олицетворяло собой идеальный духовный облик башкирского народа. Любовь к песне, к коню и отвага воина во все времена составляли неразделимую суть башкирского воина. Идеал башкирского народа тех веков — воин-певец.

Памятник Салавату Юлаеву в Уфе

Песни и стихи Салавата Юлаева в подлинниках не сохранились, имеется лишь его личная подпись на Пугачевском манифесте, написанном на татарском языке. О Салавате Юлаеве, как башкирском поэте и борце за свободу своего народа, сохранилось много легенд, и трудно установить подлинность авторства песен, приписываемых Салавату, и грань, отделяющую их от устной башкирской народной поэзии.

Поэзия Салавата Юлаева — одно из редких проявлений дореволюционной башкирской литературы. Память о Салавате, как герое и певце-импровизаторе, сохранилась среди башкир до настоящего времени; с его именем связано несколько песен, многие из них приписываются самому Салавату. Его стихи призывали народ к борьбе с угнетателями («Битва», «Стрела», «Юноше-воину»), воспевали красоту родного края («Родная страна», «Мой Урал», «Соловей»), любовь («Зюлейха»).

Источник

Tags: , , ,

Знания принадлежат всему человечеству. Пожалуйста, при использовании материалов ссылайтесь на авторов.

Яндекс.Метрика