Впереди коммунизма

Дата . Категория Мнение, О мире, Стремления

Данный текст написан с позиций революционного национализма и крайне необходим для прочтения националистам, национал-социалистам, русским социалистам и всем людям, придерживающимся антикапиталистических убеждений, для понимания истинной сущности «антикапитализма» и революционного национального социализма.

В последние годы в националистической среде распространилась мода на «антикапитализм». Тут и там можно встретить гневные выпады против капитализма, провозглашаемые деятелями националистического направления. И чем дальше, тем больше. Это не вызвало особых дискуссий и конфликтов до тех пор, пока все участники модной тенденции понимали под капитализмом сплошную абстракцию, не более чем плохое слово или в лучшем случае объясняли капитализм, как либеральную экономику или финансовую олигархию. Следовательно, капитализмом именовали лишь отдельные его элементы, разновидности, последствия или бедствия, которые он вызывает. Капитализмом называли все что угодно кроме самого капитализма. Такого рода «антикапитализм» не выходит за пределы реакционного, консервативного дискурса и поднимает социальный вопрос лишь в качестве демагогического речевого оборота.

Идиллия буржуазного «антикапитализма» продолжалась до тех пор, пока для части националистов антикапитализм не прекратил быть модной и столь же пустой фразой, то есть пока они не дошли до понимания реальной природы современного общества. Революционные националисты стали первыми в националистической среде, кто начал называть капитализмом собственно капитализм, то есть систему эксплуатации труда капиталом, известную также как частная собственность на средства производства. Согласно этому, независимые революционные националисты провозглашают своей целью уничтожение капиталистической системы. И как только мы назвали вещи своими именами, как только отвергли игрушечный «антикапитализм», который устраивал буржуазных националистов, просто потому что он не затрагивает капиталистических отношений, то против нас резко ополчилась часть «правого» лагеря, посыпались обвинения в «коммунизме», « левачестве»и прочих грехах. Пропаганда, которая систематически ведется против нашего движения как с «левой», так и с «правой» стороны, требует ответа, которую должны прочитать все наши активисты, сторонники и те люди, которые еще временно остаются нашими противниками. В этой статье мы разъясним, что такое капитализм и коммунизм, как мы относимся к этим явлениям, и за что выступает наше движение.

Капитализм
Невозможно запретить людям заниматься причудливыми интерпретациями и вкладывать в термины свой  экзотический смысл. Но возможно узнать первичные, основные, наиболее распространенные определения слов. Именно к этой категории относится применяемая нами дефиниция капитализма, которую подтверждают не только классическая буржуазная и марксистская политэкономия уже в течение сотен лет, но и источники нашего родного русского социализма. Герцен уже в середине XIX в. пришел к выводу о необходимости заменить этот отживший строй другим, более прогрессивным. Он писал, что буржуазия была лишь «минутно хороша как отрицание, как переход, как противоположность, как отстаивание себя». Будущности же для нее нет. Неизбежную гибель капитализма Герцен связывал с противоречиями капитализма и в особенности с тем, что он не может обеспечить довольство для всех, общенародное благосостояние. Так же, как и Белинский, Герцен видел в капитализме новую систему рабства — рабства хитрого, прикрытого именем свободы и, следовательно, более опасного, чем откровенное рабство. Окружающая действительность подсказывала русским революционерам, что капитализм по мере своего развития лишает средств все большее и большее число людей, порождает головокружительные контрасты: одна часть населения находится в угнетении; в ужасающей нужде для того, чтобы другая пребывала в довольстве и праздности.

Отсюда — неизбежность непримиримого противоречия между эксплуататором и эксплуатируемым, между трудом и капиталом: «труд с одной стороны, капитал с другой, работа с одной стороны, машина с другой, голод с одной стороны, штыки с другой. Сколько социализм ни ходит около своего вопроса, у него нет другого разрешения, кроме лома и ружья» — писал Герцен.

Неравенство в экономической области обусловливает фальшь буржуазной демократии. Герцен отмечал, что капиталистическое государство — это государство собственников. Трудящийся человек в государственных органах не имеет ни голоса, ни представительства. Лозунг «свобода, равенство, братство» в условиях классового общества — возмутительная ложь, пустые слова, прикрывающие новое рабство.

В поисках путей устранения всякой, как крепостнической, так и капиталистической, эксплуатации Герцен в конце концов пришел к выводу, что реформы здесь не помогут. Нужна действительная революция, которая коснулась бы экономической стороны, упускаемой из виду всеми прошлыми переворотами. Носителем таких революций, указывал Герцен, может быть только народ, который «туго и нескоро восстает», но «и не шутит переменами». Правда, ему казалось, что достаточно массам понять свое подневольное положение при капитализме и протянуть друг другу руки, как окончится господство буржуазии. Поэтому необходимой предпосылкой революционной смены капитализма социализмом он считал распространение образования среди трудящихся масс.

На этом вопрос об обоснованности нашего понимания капитализма, как системы эксплуатации народа, можно считать закрытым. Мы не виноваты в том, что существуют сторонники капитализма, которые упорно не хотят называть себя соответствующим термином «национал-капиталисты» или даже представляют себя противниками капитализма. Нас интересует суть, а не терминологические коллизии.

Чем плох капитализм? Как написано выше, капитализм это система частной собственности. Последняя определена в буржуазном праве как «владение, пользование и распоряжение имуществом», что можно использовать в качестве средств производства для присвоения чужого труда, то есть эксплуатации человека человеком или, проще говоря, социально-экономического паразитирования одних людей над другими. Наемные работники создают продукт или производят услуги, получая из произведенного необходимый жизненный минимум, в виде заработной платы. Но остальную, и обыкновенно большую часть произведенного присваивает себе владелец средств производства (буржуа, капиталист) в виде прибыли, как разницы между стоимостью товара на рынке и производственными затратами, в частности стоимостью рабочей силы, что этот товар создала. Кроме прямого использования наемного труда существуют другие формы капиталистической эксплуатации вроде ростовщичества, договоров имущественного найма и иных видов нетрудового дохода. Получается, что необходимым условием существования частной собственности на средства производства является отсутствие каких-либо прав на неё и результатов своего труда среди работающего по найму большинства народа. Один из наших лозунгов: “Интересы Нации – превыше всего!”, и эксплуатация  большинства со стороны паразитарной меньшинства является прямым противоречием националистическому мировоззрению. Существование частной собственности не гарантирует рядовому человеку возможности владеть средствами производства и получать продукт своего труда, а лишает этой возможности, превращая человека в наемного раба, оторванного от результатов своего труда, и получающего лишь малую долю от того, что он действительно произвел, так как большую долю присваивает себе собственник. Следовательно частной собственностью называется ничто иное как нетрудовой доход, который не только не равен, но и прямо противоречит индивидуальной, семейной и кооперативной работе, как разновидности общественной собственности, находящейся в частном владении, не вызывая эксплуатации чужого труда.

Мы видим проблему далеко не только в том, что частнособственнический паразитизм является несправедливостью и противоречит нашему нравственному чувству. Существует также много других причин, которые заставляют бороться против капитализма. Частная собственность полностью противоречит общественному характеру современного производства и порождает разнообразные бедствия, которые можно перечислять бесконечно — начиная от угрозы существованию человечества из-за разрушения биосферы, опасности мировой войны и культурной деградации, и заканчивая экономическими кризисами, искусственным торможением развития производственных сил, глобалистической унификацией народов, финансовой олигархией и другими видами господства буржуазии, являющимися принципиально антинародными.

Последний аспект, т.е. господство капитала, среди многих буржуазных «антикапиталистов» принято рассматривать как определение самого капитализма, причем отделенное от частной собственности. Они считают, что могут существовать частнособственнические отношения, т.е. может существовать класс наемных работников и класс частных собственников, но последний  каким-то чудесным способом будет лишен монополии на политическую власть, а значит эта система уже вроде не будет капитализмом. Безусловно, капитализм в своем полном значении предполагает политическое господство буржуазии, но мы понимаем, что это господство только приводит политическую надстройку общества в соответствие с производственными отношениями, то есть власть капитала является не более чем обязательным следствием существования самого капитала, результатом наличия частной собственности. Это означает, что в случае существования капиталистических отношений, переход политической власти к буржуазии и капиталоимущим является лишь делом времени, и происходит неизбежное. Уничтожить власть капиталистов над народом без уничтожения самого капитализма невозможно.

Игнорирование данного факта приводит буржуазный «антикапитализм» к еще одной иллюзии, согласно которой капитализмом является только доминирование частнохозяйственной собственности над государственной. Значит, если частнохозяйственная собственность будет уравновешена или уменьшена по сравнению с государственной собственностью, то класс частных собственников якобы не будет господствовать и капитализма вроде бы не будет существовать. Альтернативой капитализму с этой точки зрения выставляется экономика, объединяющая частнохозяйственный и государственный секторы. И вряд ли кто из авторов этой чепухи задумывался над тем, что нигде и никогда не существовало никакой лишь негосударственной частнохозяйственной экономики. Капитализм всегда шел рука об руку с государством, опирающимся на ее чиновников, армию и полицию. Капиталистическая система всегда была «двуукладной», до сих пор не изменяясь. Современное государство является лишь инструментом классового господства буржуазии. Достаточно самого наличия в обществе класса частных собственников для того, чтобы этот класс неизбежно стал господствующим, и государственная власть всегда принадлежала только ему. Поэтому буржуазное государство, включая собственность этого государства, будет обслуживать первоочередно интересы класса частных собственников, а не Нации вцелом. «Двуукладная экономика» не может быть альтернативой капитализму просто потому, что она сама по себе и является классическим капитализмом. К этому следует добавить разве то, что не только «двуукладность» экономики, но и само по себе буржуазное государство создает капитализм, что будет подробнее разъяснено в следующем разделе.

Бедствиями, которые несет капитализм всему человечеству также не исчерпываются причины нашего враждебного отношения к этой системе. Будучи националистами, мы выступаем против капитализма, так как классовое общество противоречит самой Идее Нации, как модели суверенного, самоуправляемого народа. Поскольку господствующий класс всегда узурпирует суверенитет, то Идея Нации не может быть реализована, пока существует классовое разделение, который неизбежно в мировой истории вызывает классовую борьбу. И этот антагонизм, и разделение нации на господ и холопов\эксплуататоров и эксплуатируемых\буржуа и наёмников — не позволяет народу стать Нацией в первичном смысле этого слова. Это хорошо понимали и первые русские социалисты несколько веков назад. Огарев подчеркивает выгоду капитализма для буржуазии и отрицательные последствия для трудящихся – крестьян и рабочих, составлявших наибольшую часть населения Российской Империи: «…Каждое улучшение, совершаясь в пользу сосредоточенной собственности, отнимает какие-нибудь выгоды у народа. Индустрия вместо успеха становится надувательством со стороны собственников». Он полагал, что причиной нищеты трудящихся при капитализме является частная собственность на средства производства вообще и на землю в особенности. «Сосредоточенность землевладения сосредоточила и уважение к лицу только для собственности, понятие чести только для собственника. Для собственника и то и другое существует действительно. Но для несобственника это уважение становится делом пустого формализма. «Это — уважение»… полной свободы лица умереть с голоду».
Огарев понял, что устранение этих противоречий требует не частичных реформ, а революционной ликвидации капитализма. Величайшей заслугой Герцена и Огарева является яркая и острая критика капитализма с позиций будущего, более прогрессивного экономического устройства. Их критика звала не назад, а вперед— к социализму. Но тогда они ещё не могли материалистически объяснить явления общественной жизни, дать научное обоснование неизбежной гибели капитализма.

Итак, капитализмом является система частной собственности на средства производства, что создает эксплуатацию труда капиталом в виде присвоения чужого труда, на основании чего возникает классовое разделение как отдельно взятой нации, так и человечества. Согласно этому, любые антикапиталистические силы должны обязательно требовать обобществления средств производства, их перехода в собственность Нации, после чего прибавочный продукт будут получать сами трудящиеся люди. Иначе не стоит себя называть “антикапиталистами”, или национал-“социалистами”, придумывая и высасывая из пальца невнятные определения, вроде “социализм – общество социальной справедливости”, плохо прикрывающие реакционную, буржуазную сущность таких политических сил.

Коммунизм
Коммунизм имеет минимум два определения. Одно из них тождественно определению социализма, как построению бесклассового общества на началах общественной собственности. Мы отвергаем это определение потому, что оно является малоупотребительным, лишь дублируя понятие “социализм” и способствуя подмене понятий со стороны реакционеров, которые под флагом «антикоммунизма» продвигают свои антисоциальные идеи. Стоит ли объяснять, что в России, где коммунизм известен в совсем другом смысле, как определенная форма империализма, угнетавшего народ, и ассоциируется с преступлениями большевизма против русского и других народов, навешивание на наше движение «коммунистического» ярлыка является обычной политической спекуляцией со стороны хитрых недоброжелателей? Попыткой переложить ответственность с традиционного российского империализма, на прогрессивную идею социального равенства и справедливости?

Однако это не единственная причина, по которой наше движение отрекается от термина «коммунизм». Наиболее распространенным в употреблении и основным для науки, публицистики и общественного мнения является определение коммунизма, как учения известного под названием «марксизм-ленинизм» и движений, что его представляли. В этом качестве коммунизм известен не только на Руси, но и в мировом масштабе. Мы не собираемся игнорировать данный факт, как и то, что теория и практика марксизма-ленинизма противоречит нашим антикапиталистическим взглядам. Коммунизм откладывает создание бесклассового общества на неопределенный срок, строя вместо него государственный капитализм, где на место частнохозяйственной буржуазии становится державнобюрократическая буржуазия, продолжающая эксплуатировать трудящиеся массы. Государственный капитализм не является результатом исключительно «досадных ошибок» руководства СССР и других стран «соцлагеря», он заложен в самой теории марксизма-ленинизма. В своем фундаментальном труде «Государство и революция» Ленин пишет: «при коммунизме в течение известного времени остается не только буржуазное право, но даже и буржуазное государство — без буржуазии». Нехитрый диалектический анализ этого тезиса и взгляд на его историческую реализацию дает нам понять, что «известное время» равно коммунизму как таковому, а буржуазное государство не может существовать без буржуазии, его механизм неизбежно воспроизводит буржуазию.

Таким образом частная собственность, как эксплуатация человека человеком, при коммунизме ликвидирована только формально, но она продолжает существовать фактически благодаря авторитарному характеру власти, что порождает привилегированный бюрократический класс, который пользуется государственной собственностью, как частной. Будучи последовательными противниками капитализма мы выступаем и против коммунизма, как его разновидности. Исторически, революционная борьба против коммунизма заключается в уничтожении эксплуатации не только формальной, но и фактической, путем введения прямого народовластия. Если буржуазные националисты ненавидят коммунизм за то что он якобы уничтожает частную собственность, то мы, революционные националисты, ненавидим марксистский коммунизм за то, что он не уничтожает частную собственность окончательно. Они осуждают коммунизм за радикализм и революционность, мы — за оппортунизм и реакционность. Они против коммунизма, потому что он разрушает старое консервативное общество, мы — потому что он не разрушает это общество до конца, не давая тем самым развиться Нации и дать начало Новому Миру. Они боятся придти к коммунизму, в то время как мы пошли впереди коммунизма – к созданию Нации и настоящему народовластию.

Совсем другим вопросом, что требует отдельного рассмотрения, является сравнительная оценка частнохозяйственного и государственного капитализма. Довольно распространенным и небезосновательным является мнение о том, что государственный капитализм является самой прогрессивной формой капитализма, а буржуазные революции, которые шли по пути государственного капитализма осуществили лучшие социальные преобразования. По крайней мере неоспоримым фактом является то, что наиболее успешные и социально ориентированные образцы капитализма были построены благодаря наибольшему вмешательству государства в капиталистическую экономику. В связи с распространением этой мысли в нашей среде, в частности нежеланием признавать частнокапиталистические страны прогрессивными, в сторону наших активистов и всего движения направляется дополнительная порция обвинений в «коммунизме», «тоталитаризме» и тому подобных ужасах. Эти упреки, по сути, не выдерживают никакой критики.

Очевидно, если мы говорим о нынешнем режиме Путина, как о более реакционном, чем предыдущий режим, это не значит, что мы одобряем «оранжевые» революции. Констатация большей реакционности частнохозяйственного капитализма по сравнению с капитализмом государственным отнюдь не является апологетикой последнего. Наше движение, в конце концов, выступает против любого капитализма. Еще одним отдельным вопросом является то, что чисто государственного капитализма сегодня не существует почти нигде в мире, кроме единичных случаев, типа КНДР, и не в одной стране не предвидится установления подобных режимов,  тем более в качестве преграды настоящей социальной революции. Марксистский коммунизм умер. Следовательно, продвижение “антикоммунизма” в наше время, когда его актуальность равна нулю, является распространенным способом оправдания и защиты господствующей сегодня системы капитализма, то есть служит интересам реакции и не может восприниматься нами без ироничной улыбки.

Революционный социализм
Ранее уже отмечалось, что наша идеология тождественна революционному национализму, который представляет собой сочетание идей освободительного национализма и революционного социализма. Наш социализм составляет альтернативу как частнохозяйственному, так и государственному капитализму. Антикапиталистическая революция уничтожит частную собственность на средства производства, то есть устранит эксплуатацию человека человеком, ликвидирует рыночную экономику, введет общественную собственность на средства производства и преодолеет антагонизм, отделяющий нашу Нацию от самоуправления, суверенности и совместного владения обобществленным производством и народным достоянием. Не только продукты производства, но и его планирование, и руководство будут принадлежать всем работающим людям, объединенным по принципу самоорганизации. Для этого надо обобществить как средства производства, так и власть. Совершенный национальный социализм, власть народа, реализуется лишь как прямое народовластие — единственно возможный способ осуществить народный суверенитет, а значит и саму идею Нации. Буржуазное государство должно быть ликвидировано в пользу национальной социалистической трудовой республики, где решения принимают сами граждане, без посредничества гнилой «политической элиты». Все депутаты должны контролироваться избирателями и подчиняться императивному мандату — приказу избирателей, в случае нарушения которого депутаты легко отзываются избирателями. Вместе с буржуазным государством и собственностью упадет не только эксплуатация и неравенство, но также кончится эпоха вымирания и деградации Нации. Вооруженный народ, которому принадлежит вся власть в стране, уже никогда не допустит толерантности в отношении лиц и явлений, которые хотят его уничтожения и упадка, но сегодня чувствуют себя безопасно под защитой репрессивного аппарата капиталистического классового государства.

Общественная собственность и прямое народовластие — принципы которые позволяют нам говорить о Третьем Пути между либеральной и коммунистической моделью, между частнохозяйственным и государственным капитализмом, и главное позволяют говорить о создании Нации — самоуправляемого народа в справедливом суверенном обществе.

prapsn_RU

Tags: , , ,

Знания принадлежат всему человечеству. Пожалуйста, при использовании материалов ссылайтесь на авторов.

Яндекс.Метрика